начало                       •         Кафедра минералогии       •     Институт наук о Земле     •         Музеи                 •             тел./факс        

Минералогический музей

 

Первая страница  >   >  РљРѕР»Р»РµРєС†РёСЏ архиепископа Нила Ярославского

Минералогическая коллекция Архиепископа Нила Ярославского

 

Около 120 лет тому назад по завещанию архиепископа Нила в минералогический кабинет Санкт-Петербургского университета поступила коллекция минералов, собранная им на Урале и в Сибири.

После кончины архиепископа прокурор Ярославского окружного суда сообщил выписку из духовного завещания Нила, согласно которому минералогическому кабинету Петербургского университета было завещано собрание минералов, металлов и раковин. В Ярославль немедленно выехал возглавлявший тогда кафедру минералогии М. В. Ерофеев.

Знакомство с коллекцией убедило М. В. Ерофеева, что в основном она состоит из минералов Сибири и Урала, причем некоторые экземпляры очень дорогие, например берилл стоимостью 500 руб. и топаз, оцениваемый в 200 руб. Кроме того, он отметил два экземпляра крайне редкого минерала - лавровита. Всю же коллекцию М. В. Ерофеев оценил в 3500 руб. и оставил в минералогическом кабинете собрание минералов и металлов. Раковины, два мамонтовых бивня и один моржовый были переданы им в зоологический кабинет проф. К. Ф. Кесслеру, а окаменелости, горные породы и два мамонтовых клыка - в геологический кабинет проф. А. А. Иностранцеву.

В подаренной Нилом коллекции было более 1000 образцов. Во всяком случае, в архивных материалах Е. О. Романовского есть запись о том, что 99 дублетных образцов из собрания Нила, оцененных в 444 руб. 50 коп. серебром, были обменены на другие. В настоящее время эта коллекция насчитывает 440 образцов, представляющих 50 минеральных видов. Минералы характеризуют в основном месторождения Забайкалья, Восточной Сибири и Урала, 28 образцов - из зарубежных месторождений, а 8 - без привязки.

В коллекции преобладают минералы группы кварца и кварцсодержащих пород. Кроме кристаллов горного хрусталя с совершенно прозрачными головками имеются кристаллы дымчато-коричневого раухтопаза, смоляно-черного мориона, сиреневого и интенсивно-фиолетового аметиста. Наиболее эффектны пять обелисковидных кристаллов черного мориона из месторождения “Адун-Чилон” в Забайкалье. Самые большие из них достигают в длину 30 см при поперечнике до 7 см. Габитусными (определяющими облик) у них являются грани острых ромбоэдров и призм. Грани головок несоизмеримо малы па отношению к граням вертикального пояса. Кристаллы обычно одноглавые, обломанные в прикорневой части. Поверхность скола, как правило, покрыта многочисленными головками более светлоокрашенного кварца.

Аметист представлен несколькими великолепными образцами. Среди них прежде всего выделяется ярко-фиолетовый крупный (8×8×8 см) параллельный сросток двух индивидов, у которых грани призматического пояса и головок развиты приблизительно одинаково, но последние отличаются более интенсивной окраской. Изумительна ярко-сиреневая окраска щеток короткопризматических тесно сросшихся кристаллов аметиста с Камчатки, нарастающих на тонкополосчатый халцедон. Но самыми замечательными являются четыре уральских кристалла дымчато-фиолетового аметиста: один из них иллюстрирует реберно-скелетный рост, а три - скипетровидное нарастание аметиста на ранее образованные кристаллы раухтопаза или кварца более светлой окраски.

Большой интерес представляют несколько отпрепарированных миндалин из Нерчинского края. Среди них выделяется тонкостенная миндалина диаметром 10 см, выстланная тонким слоем халцедона, на который нарастают в виде щеточки короткопризматические кристаллики темно-фиолетового аметиста. Очень красивы и другие миндалины - их можно сравнить с “хрустальными погребами”. Разнообразием окраски отличаются халцедоны из Забайкалья и Бурятии. Кроме дымчатой их разновидности обращают на себя внимание красновато-оранжевый сердолик, ярко-синий сапфирин, коричнево-каштановый сардер, зеленый хризопраз. Великолепны гусиноозерские и забайкальские агаты с тонкополосчатыми причудливыми узорами; нередко центральная часть агатовых жеодок содержит “хрустальный погребок”. Интересен красновато-коричневый мерцающий авантюрин с Урала. Но особенно хороша редкая разновидность - жираздолевый кварц с верховьев Лены с голубым отливом на молочнобелом фоне.

Замечательны уральские и алтайские яшмы: кроме однородно окрашенных и полосчатых имеются пейзажные и фестончатополосчатые с дендритами гидроокислов марганца в виде веточек и кустиков.

Не менее прекрасно собрание забайкальских бериллов. Их более 60, не считая мелких. Среди них выделяются зеленоватоголубые, голубые до синих и желтовато-зеленые, ееть и зонально окрашенные индивиды. Облик почти всех кристаллов столбчатый, габитус призматический. В длину они достигают 10 см при поперечнике до 4 см. Головки у подавляющего большинства кристаллов притуплены гранью базопинакоида, а у нескольких кристаллов они заострены благодаря наличию граней дипирамиды. Крупные кристаллы берилла, как правило, пронизаны залеченными трещинами, отсюда их непрозрачность. Но поражает своей красотой образец из месторождения “Адун-Чилон”: в нем крупные (до 10×7×2 см) уллощенные кристаллы коричневато-черного лимонитизированного сидерита насквозь протыкаются идеально прозрачными голубовато-зелеными кристаллами берилла до 3 - 4 см в длину при поперечнике около 2 см.

Изумруд в коллекции представлен несколькими уральскими образцами. Особенно великолепен своей интенсивной травянозеленой окраской небольшой (1,2 см в длину) отпрепарированный кристаллик. Остальные значительно лревосходят его по размерам, но уступают по красоте. Так, один из них является сростком карандашевидных кристаллов длиной до 10 см; другой (до 10 см в длину при поперечнике до 5 см), заключенный в слюдите, разбит трещинами, вдоль которых части кристалла смещены относительно друг друга.

Уникально собрание адун-чилонских топазов различных размеров, хотя только три кристалла отличаются высокой прозрачностью, а остальные замутнены из-за сильной трещиноватости. Одиночные кристаллы топаза, как правило, одноглавые. Габитусными гранями у них являются грани призм при преобладающем развитии граней вертикального пояса, несущих отчетливую штриховку. Формы растворения на этих кристаллах разные - от тонкой матировки граней головки до грубого скульптирования вертикальных граней в виде причудливых углублений и каверн. Весьма оригинальна морфология кристаллов топаза в друзовидных агрегатах. Это изометрично развитые или несколько удлиненные двухголовые кристаллы с бедным набором простых форм. Призматические грани головки и вертикального пояса у них развиты приблизительно одинаково, но отличаются скульптурой: на первых заметны конусовидные бугорки, а вторые, с сильным блеском, грубо исштрихованы.

Привлекает внимание коллекция турмалинов с Урала. В ней среди отдельных кристаллов шерла и друзовидных их агрегатов очень хороши прекрасно ограненные малиновые и розовые эльбаиты, а также параллельный сросток карандашевидных индивидов полихромной окраски.

Великолелны тесно сросшиеся сферолиты малахита с Урала и голубовато-зеленый кристалл амазонита из Ильмен. Превосходны украинские лабрадоры с синими переливами, солнечный камень из Бурятии, интенсивно-синий прибайкальский лазурит, яркий травяно-зеленый лавровит из Слюдянки.

Выделяются своим алмазным блеском друзы пластинчатых и игольчатых кристаллов каламина из Нерчинского края. Поражает богатство окраски флюоритов из Бурятии и Забайкалья.

Кроме того, в коллекции представлены золото и прекрасный ромбододекаэдрический кристалл альмандина из Уральских гор, графит из Саянских гор, церуссит с Алтая, касситерит с р. Онон, кристаллы байкалита из Слюдянки, щетка серовато-зеленых кристаллов гроссуляра с р. Вилюй, дендриты меди из Онтарио и много, много других образцов.

Все образцы были снабжены специально напечатанными по этому случаю этикетками, на которых значится: “Минералогическому кабинету Санкт-Петербургского университета пожертвовано 6 февраля 1874 года Нилом, архиепископом Ярославским”.